Главный врач АКЦ «Помощь»
Марина Евгеньевна Баранова
29.11.2022

Реальная история опекунства

реальная история опекунства
Содержание:

На фото клинический психолог эксперт Диляра Набиулловна Ефремова. Проводила экспертное исследование родительских компетенций и потенциала приемной мамы в этой истории.

Как развивалась история с опекунством

Этой истории пошел шестой год. Женщина в апреле 2017 г. стала опекуном двоих сестер. Прошла школу приемных родителей, ШПР, получила сертификат.

После подачи документов, от органов опеки получила положительное заключение - может быть опекуном. Забрала двух девочек из интерната в другом городе. Три раза будущая приемная мама приезжала в детский дом, примерно за 500 километров, тогда девочкам было 6 и 7 лет. Младшая сестра была по медицинским документам психически здорова, был энурез, но эта проблема не стала препятствием для решения.

Знакомство с сестрами прошло с разницей в месяц, дело в том, что старшая девочка была в реабилитационном центре и будущая мама с мужем специально ездили туда, с психологом из опеки, и знакомилась с ней. У старшей был диагноз ДЦП, она не могла ходить, передвигалась на коленках, ползком. ДЦП это неврологический синдром, психически девочка была здорова.

Как выяснилось позднее, в семье родителей, у которых их забрали, всего родились восемь детей. Сначала органы опеки забрали четверых, а потом - еще троих, вот этих двух сестер и братика, которого усыновили приемные родители из Франции.

Первые дни прошли спокойно. У младшей девочки уже на 3-й день были проблемы с поведением. Они проявлялась в форме агрессии - к старшей сестре, которая была объективно слабее. Также были истерики, приемной маме не удавалось успокоить ребенка. Она могла срывать шторы, кидаться любыми предметами, бить старшую, кричала и плакала до рвоты. Проявляла агрессию и к детям на площадке, и к приемной маме, и к своей сестре, доходило до того, что могла угрожать ей, взяв в руки ножницы. Приступы начинались внезапно и заканчивались так же.

Приемная мама обратилась с младшей к неврологу, врач ее отправила к психиатру. Психиатр сказала, что предполагает органические нарушения, и в результате младшую девочку госпитализировали в психиатрическую больницу.

Это произошло примерно через три месяца с начала адаптации в приемной семье. Мама написала в опеку отказ от младшей девочки, в июне 17 года, а органы опеки возражали, и сняли опеку только через три месяца.

Мама обращается за консультацией к адвокату, адвокат говорит, - вы в праве отказаться, если не справляетесь, с одним из детей, у вас не могут забрать девочку инвалида, вы создали все условия, у органов опеки нет оснований.

Старшая девочка, за эти несколько месяцев, развивалась, набирала рост и вес, смогла ходить сначала с ходунками, а потом и без них. Пошла в детский сад. ДЦП - это реабилитация нон-стоп, а в детском доме ее только периодически направляли в реабилитационный центр.

В сентябре 2017 года органы опеки забрали младшую девочку из больницы, а на следующий день забрали и старшую девочку, прямо из детского сада. Воспитательница позвонила и сказала - забирают. Старшая девочка не хотела, сильно плакала, говорила что надо дождаться маму.

Основа позиции органов опеки в этом деле - сестры должны быть вместе. И, второе - младшая девочка, по мнению органов опеки, здорова - несмотря на выписки из истории болезни из больницы. А агрессивные проявления более физически развитой младшей сестры - это следствие переживания ею конкуренции, так как старшей сестре с ДЦП доставалось больше внимания и заботы. Психиатрические нарушения в развитии в расчет не принимаются.

Это уже потом выяснилось, что младшая сестра, будучи в детском доме, была на учете у психиатра, лежала в больнице, принимала препараты "для коррекции поведения", пока была в интернате.

Приемная мама полагает, что по медицинским показаниям сестры не могут быть вместе, в одной семье, и такая позиция в семейном кодексе есть.
Если в интересах детей следует разделить братьев, сестер и воспитывать их в разных семьях, то эти интересы позволяют нарушить приоритет совместного проживания сиблингов (братья, сестры).
Интересы в данном случае - по медицинским показаниям.
Как работать с органами опеки и бороться за свои родительские права
Далее мама начинает бороться: старшая девочка инвалид, начала развиваться, ей создали необходимые условия и уход, очень важный для реабилитации при ДЦП. Естественно, что в приемной семье для ее развития родители могут сделать больше, чем интернат.

Приемные родители пишут письма в разные инстанции, привлекают прессу, было несколько репортажей в разных СМИ. Но органы опеки ее забирают, несмотря на то, что ни угрозы жизни и здоровью ее нет, также и к маме не может быть претензий - все условия в порядке, мама работает, вредных привычек не имеет.

После этого мама подает в суд на распоряжение органов опеки.

Перед судом приемная мама абсолютно уверена, что ей помогут, и решение будет в ее пользу. Но в суде - представитель опеки заявляет, что девочка здорова. И судья, несмотря на реальные справки и выписки из медицинской карты вторит ей, - видите, девочка здорова. Приемная мама получает отказ в иске. Потом - отказ при апелляции.

В 2020 году у заключения от органов опеки о том, что мама может быть опекуном, истекает срок действия, и приемная мама обращается за новым заключением. Из опеки получает новое заключение о невозможности быть опекуном, так как "отсутствует родительский потенциал".

При этом, когда будущая мама заканчивала школу приемных родителей, она получила сертификат об окончании, который, после прохождения обучения в ШПП, и в результате коллегиальных оценок психологов, получают далеко не все потенциальные опекуны и будущие родители. Мама обращается в суд, но в 20-м году была пандемия, и в суде всё затормозилось.

Весной 21 года приемная мама опять подает в опеку заявление на новое заключение о возможности быть опекуном, получает отказ, теперь по причине "отсутствия родительских компетенций", и там направляют маму "пройти психолога". Органы опеки не позволяют приемной маме видеться со старшей девочкой, пока опекунство аннулировано - просто нет оснований для этого.

Мама более не доверяет психологам, сотрудничающим с органами опеки и ищет независимого специалиста, который может дать объективную оценку. В результате - находит АКЦ «Помощь» и Диляру Ефремову.

Мама проходит психологическое исследование в АКЦ «Помощь». Диляра Набиулловна пишет заключение эксперта психолога: никаких сомнений, ни в родительском потенциале, ни в компетенциях. Это все термины, которые в рамках экспертизы психолога и рецензирования экспертиз психолога имеют четкие формулировки и подтверждаются апробированными методиками и тестами.

Мама прикладывает заключение специалиста АКЦ «Помощь» и подает в свое учреждение опеки и попечительства заявление на возможность быть усыновителем. Не опекуном, а именно усыновителем. И в результате, с заключением нашего эксперта психолога, получает положительное заключение органов опеки - может быть усыновителем.

Теперь есть основание удочерить старшую девочку. Удочерить и усыновить - это уже решение суда, а не опеки.
Обращайтесь к специалистам!
Если у Вас есть вопросы - звоните нам, записывайтесь на консультацию, пишите в мессенджер справа внизу экрана.
Также может быть интересно:
Подпишитесь на блог, чтобы быть в курсе
свежих новостей
Made on
Tilda